Они играли на гармошке, чтобы заглушить крики: попаснянка поделилась воспоминаниями военных лет

Поделиться в Facebook Написать в Twitter
Медиакит сайта/Цены на рекламу

О попаснянском партизанском отряде, гибели мамы, допросах в гестапо и голоде рассказала попаснянка Валентина Саввова.

Шила халаты для партизан

В ноябре 1941 года, под оккупацией немецких захватчиков, попаснянка Валентина Саввова осталась с мамой и младшей сестрой Галиной. Отца и двух братьев с началом военных действий забрали на фронт.

Мама двух девочек - Нина работала в паровозном депо, промывала котлы. С приходом немцев работники предприятия организовали партизанский отряд. Его никто не регистрировал: по сей день не осталось ни единого документального подтверждения его существования – только воспоминания очевидцев.

Мама Галины и Валентины из старых простыней шила для партизан маскировочные халаты. Чтобы усыпить бдительность немцев на рукава она нашивала черную фашистскую свастику.

Партизанский отряд всячески препятствовал действиям оккупантов: взорвали электростанцию, которая поддерживала деятельность железной дороги в Попасной, сожгли немецкий штаб со списками попаснян, которых планировали отправить в Германию. За действия партизан немцы отомстили: детей, которых должны были отправить в Германию, заставили разминировать рубащанский лес. 

От электростанции остались одни руины Из архива Попаснянского краеведческого музея

В списки этих детей могли включить и двух сестричек Валю и Галю, но одна из них схитрила: сказала, что ей не 14, а 11 лет. Немцы не заметили подвоха, так как Валентина была небольшого роста и очень худенькая. Старшую Галину из немецких списков исключили, так как девочка была с врожденным пороком сердца, а в Германию увозили только тех, кто сможет выполнять тяжелую работу.

Голодная оккупация

С приходом немцев в городе прекратили работу продовольственные магазины. Людям приходилось самостоятельно искать продукты. Это удавалось не всем. Валентина Николаевна вспоминает, что видела на улицах опухших от голода людей. Ее семье зиму 1941 года удалось прожить благополучно: мама зарезала корову и спрятала куски туши в яме, которую выкопала под полом в коридоре дома. Чтобы немцы не нашли мясо, она прикрыла дыру разными тряпками и ненужным хламом.

Когда девочки остались без матери, им помогала знакомая: детям выдавали в день по сто грамм черного хлеба и немного молока, обезжиренного сепаратором.

Иногда они питались по талонам в столовой: попаснян кормили супом, в котором была только вода и сваренная пшеница.

«Крупинка за крупинкой бегает с дубинкой», - шутит пенсионерка.

Предательство и допросы в гестапо.

Члены партизанского отряда помогали нашим солдатам, которые оказались в плену. Через знакомых они прознали, какими тропинками можно пробираться в Первомайск, который на тот момент еще контролировали наши войска. В Первомайском военкомате пленные рассказали о партизанском отряде. Весной 1942 года о смелых попаснянах написали в первомайской газете, которая случайно попала в руки немцев. В публикации указали не только то, что члены отряда из Попасной, но и улицу, где проживают некоторые из них. На Водопроводной улице незамедлительно вывесили объявление, в котором пригрозили, что будут расстреливать каждого десятого, если попасняне не выдадут своих партизанов.

Предатель не заставил себя долго ждать: соседка семьи Валентины Саввовой доложила немецкому гестапо обо всех, кого они искали.

Маму Валентины и Галины арестовали. Через несколько недель после ареста в гестапо вызвали и девочек, вместе с шестилетним внуком членов партизанского отряда.

Допросная оказалась длинной полупустой комнатой. В углу сидел немец, а возле него – собака. Для детей поставили три стула, каждый из которых на полу был обведен мелом. Только попробуешь выйти за уровень круга – на тебя бросается собака. Работник гестапо расспрашивал детей о том, кто приходил к ним домой и кого они видели. Они отвечали, что ни разу не видели партизан. Фашисты привели в допросную маму девочек и потребовали, чтобы ее дети говорили правду. Они знали, что их мама помогает партизанам, однако действительно ни разу не видели никого из них.

Не добившись нужных сведений, фашисты закрыли детей в пыточной комнате: на печке были разложены всевозможные щипцы, а на стенах висели плетки разных размеров.

«Через стенку мы слышали, как истошно кричал какой-то попаснянин: его били и играли на гармошке, чтобы заглушить крики», - вспоминает Валентина Саввова.

Мама Валентины Саввовой Из архива Валентины Саввовой

Вечером детей бросили в сырой, кишащий крысами подвал. А ночью их выпустил какой то незнакомец. Валентина, Галина и маленький Вова побежали через яры к пруду. Испуганные дети попросили приюта у знакомой. Она их накормила и спрятала под кровати, застеленные до пола. В период оккупации немцы приказывали всем жителям вывешивать таблички на своих домах, на которых необходимо было указать количество и возраст жильцов. Вычислить лишних бы не составило труда.

Как раз в ту ночь в дом явились с проверкой фашисты. Осмотрев комнаты, они удалились.

На рассвете женщина разбудила детей и перепрятала их в окопы, расположенные за ее двором. Днем она приходила, чтобы покормить беглецов, а ночью забирала их в дом, где они спали под кроватями.

Вернуться домой сестры смогли только после того, как линия фронта передвинулась на Луганск, и гестапо покинуло город.

Поиски мамы

Чтобы узнать о местонахождении своей мамы Валентина Саввова отправилась к немецким полицаям. Единственной надеждой на то, что она жива были свертки с ее одеждой, которую ей, не сказав ни слова, принесли немцы.

В кресле начальника полиции юная Валентина Саввова увидела своего учителя, преподававшего у нее конституцию СССР. Смущенный пристальным взглядом девочки учитель принялся оправдываться, мол, ничего страшного в этом нет. Он сказал ей, что ее маму увезли в Артемовск (нынешний Бахмут), а одежду детям вернули потому, что пленных переодевали.

В поисках мамы Валентина, уже после освобождения Украины от захватчиков, поехала в Артемовск. Она пыталась найти ее в подвалах, где заживо замуровали многих пленных, но тщетно.

Лишь через 20 лет Валентине призналась ее соседка, что была очевидцем расстрела попаснянских партизанов. Перед расстрелом людями приказали раздеться и забрали всю их одежду. Возле старой груши в большую яму немцы сбросили тела убитых и присыпали их землей.

На указанном месте Валентина Саввова не нашли ни дерева, ни даже пенька. Ее мама Нина навсегда осталась для нее в памяти и на двух старых фотографиях.

 

Комментарии:

Интересные материалы наших партнеров

Последние новости