«Целую, твой Митя»: трогательные письма с фронта отца попаснянина

Поделиться в Facebook Написать в Twitter
Медиакит сайта/Цены на рекламу

Памятные письма с фронта своего отца Дмитрия Шклярука бережно сохранил попаснянин Ростислав Шклярук. Он стал очевидцем военных событий, когда ему было всего пять лет.

«Я сидел, обложенный подушками под столом и слышал, как взрывались снаряды возле моего дома, - рассказывает Ростислав Дмитриевич, - 7 июля 1941 года немцы захватили мой родной Мирополь Житомирской области».

Хорошо помнит Ростислав Дмитриевич свою жизнь при оккупации. «Существенно ничего не изменилось. Продолжали работать колхозы. Бесчинства случались, но редко», - рассказывает пенсионер.

Волею судьбы маленький мальчик вдали от мамы и папы переживал страшные события с бабушкой. Отца, призванного в ряды Красной армии еще в 1939 году из Львовской военной части, с момента активизации военных действий, отправляли по разным городам. Мать маленького Ростислава Антонина Моисеевна, после начала войны не смогла вернуться к сыну, оставшись в молдавском городе Тирасполь.

В памяти отец только по фото Из архива Ростислава Шклярука

Единственной ниточкой, которая связывала семью были письма. Отец мальчика Дмитрий Шклярук часто писал своей жене, которая очень тяжело переживала разлуку с родными.

«Привет, дорогая Тоня!

Мне сегодня большая радость – получил от тебя долгожданную весточку, письмо и открытку, которых так с нетерпением ждал. Сколько мной было пережито за эти месяцы, никто не знает, никто не мог бы словесно этого передать, что пережило сердце, сколько волновалась душа, и все, Тоник, из-за тебя, из-за того, что ты мне так медленно пишешь.

Три месяца прошло, как получил от тебя парочку слов о твоей жизни. И вот сегодня дождался твоих дорогих слов. Тоня, как я тебе благодарен, сколько пожеланий вынесло тебе мое сердце. А теперь, дорогая, поговорим с тобой о нашей жизни. О твоей я осведомлен из письма. Жалко мне тебя, милая кукла, что ты весьма важно переживаешь, но поверь мне, милая, что источников у меня нет никаких, чтобы мог тебе чем-либо помочь в настоящее время и предпосылок также пока не предвидится. Может быть, пройдет небольшое время – изменятся обстоятельства. А теперь, Тоня, ты сама понимаешь, что жизнь была хороша, особенно с тобой. Мне никогда не страшны были никакие трудности, чем труднее жизнь, тем она интереснее, тем сильнее хочется жить. Нет, Тоня, мы с тобой должны обязательно победить, ибо много прошлого мы не имели возможности использовать до конца, а будущее должно быть наше. Поэтому все препятствия на нашем пути должны быть опрокинуты и похоронены. Так что не унывай, моя родная и милая, бери от жизни все, что только можно от нее взять. Ты просишь, чтобы я объяснял тебе эти слова. Они не требуют объяснения, ты их должна понять сама. Для твоего счастья и здоровья мне ничего не жалко, мне только хочется одного, чтобы я никогда не причинял самых незначительных трудностей в твоей жизни…».

Дмитрий, Антонина и маленький Ростислав Из архива Ростислава Шклярука

«Тоник, полно горевать! К черту грусть! Дай мне слово, что с сегодняшнего дня плохого больше нет – есть только хорошее. Тоня, ты себя напрасно убиваешь горем про Ростю! Мне кажется, что твое горе ничем ему не поможет, он даже не знает, горюешь ты за ним или нет. Сколько бы ты не плакала, ему от этого ничуть легче не станет. Не убивай себя этим…»

«В скором времени дела будут совершенно другие. Тогда чаще сможем писать друг другу. А пока все хорошо: я жив - здоров, зимы не чувствую, что же еще надо? Надеюсь, Тоня, ты приложишь все усилия, чтобы меньше волноваться. Береги свое здоровье и силы для будущего…»

«Живу хорошо, пока на старом месте – г. Урюпин. Пока отдыхаем, а потом с новыми силами ударим по Гитлеру…»

«О родных и сыне нет никаких известий. Все мои старания, что-либо узнать о их местонахождении - безрезультатны. Будь здорова и счастлива, все потерянное сегодня будет отыскано завтра…»

Свое последнее письмо Дмитрий Шклярук отправил своей жене после приезда в Острогожск Воронежской области.

«Привет, Тоня. Доехал благополучно только уже на новое место. Чувствую себя хорошо, нового пока нет ничего. Жив - здоров. Наши тоже живы и здоровы.

Будь счастлива! Напиши, как добралась домой, как там сын!

Целую, твой Митя».

Отправившись в штаб за горючим, назад уже он не вернулся. До сих пор Дмитрий Корнеевич числится в списках безвести пропавших.

 

Комментарии:

Интересные материалы наших партнеров

Последние новости